Єдність у розмаїтті

ЯЗЫК ДЛЯ ВТОРОЙ УКРАИНЫ

Виталий ПОРТНИКОВ

Многим наблюдателям слова Михаила Чечетова о том, что Партию регионов интересует только русский язык, а не языки какой-то там «кучки людей», показались просто досужей болтовней склонного к эпатажу человека. Но Чечетов отнюдь не склонен ни к какому эпатажу. В современной украинской политической системе ему отведена роль Жириновского. Владимир Вольфович в России тоже, как правило, вбрасывает в публику различные эпатирующие ее идеи и заявления. И если реакция оказывается достаточно спокойной, идеи Жириновского через месяц-другой – или через годик- другой, куда спешить? – становятся идеями Путина.

В украинских реалиях дистанция намного короче. Не успел Чечетов поделиться с журналистами своими соображениями о неких сомнительных группах людей, которые не интересуют Партию регионов, как оказалось, что крымский парламент отложил принятие решения о региональных языках до октября. Хотя, казалось бы, именно Верховный Совет Крыма должен был бы первым отметиться в принятии нового закона – крымские политики всегда использовали языковую карту и неясно, почему перед парламентскими выборами они должны положить ее под сукно.

Впрочем, ясно. Дело в крымских татарах – еще одной – помимо русских – национальной группе, попадающей в Крыму под действие нового закона. Уже приходилось отмечать, что поправки, которые будут внесены в закон осенью, закроют национальным меньшинствам Украины возможности к употреблению своих языков в качестве региональных. Но до этого все подотчетные партии Януковича областные советы примут решения об объявлении русского языка региональным – закон, как известно, обратной силы не имеет. Как совершенно точно сказал Михаил Васильевич, «регионалов» интересует только русский язык. И никакой другой. Именно поэтому речь идет не о Европейской хартии языков – в Украине сделают все возможное, чтобы эта хартия не выполнялась, а меньшинства ассимилировались (но не украинизировались, а по возможности русифицировались). И даже не о русском языке.

Речь идет о построении кваз и - государства на части украинской территории – условной Новороссии. Русский язык – не столько региональный, сколько второй (и даже первый) государственный на ее территории – ведь области, которые проголосуют за него, граничат друг с другом – станет своеобразным маркером границ этой Новороссии, отделяющей ее от остальной части Украины.

Один из российских политтехнологов рассказывал мне, что в 2004 году, когда московский штаб Виктора Януковича увидел, что победа уплывает из рук тогдашнего ставленника Кремля, президенту Леониду Кучме было предложено перенести печатание «Урядового кур’єра» и инаугурацию преемника из охваченного смутой Киева в Харьков или Донецк. Предполагалось, что Янукович будет управлять проголосовавшими за него областями, а потом «завоюет» оставшуюся часть. Кучма от предложения отказался, хотя среди сторонников Януковича оно явно воспринималось с интересом – отсюда и съезд в Северодонецке.

Сейчас ситуация прямо противоположная: Янукович завоевал всю Украину, но не уверен, что сможет ее удержать. Именно поэтому готовится запасной аэродром в виде нового государства, которое за время его правления должно превратиться в законченную общность, этакое новое украинское Приднестровье.

Возникнет оно очень просто: после очередной фальсификации выборов, парламентских или президентских. Янукович с товарищами не будут во второй раз подчиняться очередному Майдану – если им не удастся его разогнать, они просто переедут на восток и объявят себя вполне законной, легитимной украинской властью. И уже ясно, что их поддержит и местная власть, и правоохранительные органы, и большой бизнес. Эти люди перешли уже все красные линии и отдавать власть им никак нельзя.

Легче отделиться.

Янукович завоевал всю Украину, но не уверен, что сможет ее удержать. Именно поэтому готовится запасной аэродром в виде нового государства, которое за время его правления должно превратиться в законченную общность, этакое новое украинское Приднестровье со столицей в Донецке.

lb.ua