Єдність у розмаїтті

ТОЛЕРАНТНОСТЬ – ЭТО ТЕРПИМОСТЬ ПО ОТНОШЕНИЮ К ТОМУ, ЧТО ПРЕЗИРАЕШЬ

Арнон ГРЮНБЕРГ

Когда я говорю о свободе выраже­ния мнений – именно потому, что эта тема всегда вызывает много эмоций, – я считаю важным проводить четкую границу, отделять (не)желательное от противозаконного. Отличитель­ный признак тоталитаризма – вера в то, что только государство является единственным самоочистительным ме­ханизмом в обществе, и, соответствен­но, нежелательное и противоправное должны быть синонимами. Свободное и открытое общество не ставит знак равенства между нежелательным и наказуемым хотя бы потому, что поря­дочные люди вполне могут расходиться во взглядах на то, что же, собственно, считать нежелательным.

Я понимаю свободу слова не столь­ко как право любого человека говорить все, что ему вздумается, сколько как напоминание государству о том, что нельзя затыкать рот индивидууму.

Юридические нормы, регулирую­щие свободу выражения мнений, даже в отношении самых отвратительных и достойных порицания высказываний, свидетельствуют о том, что механизм самоочищения общества не работает или больше не вызывает доверия. Кро­ме того, всегда вероятны злоупотребле­ния такими законами. Сразу приходят на ум тюремные сроки, которые сейчас отбывают участницы группы Pussy Riot.

Иными словами, лекарство может оказаться страшнее болезни.

Нежелательное лучше оставить за рамками законов и с практической точ­ки зрения. Если в традиционной дерев­не еще можно было представить нечто, одинаково святое для всех, то теперь урбанизация, глобализация и космо­политизм размыли границы настолько, что мои идеалы вполне могут вызвать у соседа полное недоумение.

В городе по определению больше разнообразия, а жители социально разобщеннее, чем в деревне. Такова неотъемлемая особенность современ­ного мира, сопротивляться этому бес­смысленно. Почему бы не попытаться привыкнуть и жить, зная, что мой сосед насмехается над моим богом?

Разумеется, я бы не позволил оскор­блять себя в своем же доме, и религиоз­ные организации вполне могут заявить: «Хочешь высмеивать нас? Пожалуйста. Только не в нашей церкви», но пусть у несогласных остается возможность утверждать, что гомосексуализм – это болезнь, Иисус был мошенником, а Му­хаммед педофилом. Ценности в таких высказываниях, скорее всего, нет ни­какой, но с юридической точки зрения они имеют право на существование. Кроме того, быть толерантным вовсе не значит со всем соглашаться, толерант­ность – это терпимость по отношению к тому, что презираешь.

Для настоящей толерантности не­обходима готовность признать себя побежденным. Исходная позиция: я признаю свое поражение, потому что то, что свято для меня, свято вовсе не для всех. Это признание не обязательно подрывает веру в себя – оно, скорее, до­бавляет самоиронии, помогает понять, что мой бог, мое искусство и моя фило­софия вовсе не исключают существо­вание других богов, другого искусства и другой философии. Настоящая толе­рантность не принимает себя слишком всерьез, она жизнерадостна и резва.

Арнон Грюнберг – нидерландский писатель, одно из наиболее ярких имен в современной нидерландской литературе.

novayagazeta.ru