Єдність у розмаїтті

ФЕРМЕНТ СОПРОТИВЛЕНИЯ

Семен ГЛУЗМАН

Мудрость царствующих особ может казаться современникам абсолютной и безукоризненной. Как и их право на пожизненное и наследуемое обладание властью. Людям средневековья такого рода идеи представлялись столь же реальными, сколь реальными казались в ХХ веке мифология Фрейда, диалектический материализм и расистские верования. Рецидивы такого реликтового «права» пытаются ожить и сегодня, в веке XXI. Очевидные примеры, близкие нам – жаркое, но так и неосуществленное желание господина Кучмы обрести третий президентский срок и вполне осуществленное такое желание господина Путина. Будет ли такое желание у нашего Виктора Федоровича – не так уж важно, судя по динамике его первого президентского срока выйти за рамки конституционных ограничений он вряд ли сумеет.

Украина явно не вписывается в социальную генетику большей части постсоветского пространства. Объяснить в социальных феноменах мы можем далеко не все, но многое, почти все мы можем помнить и хотя бы поверхностно интерпретировать.

Прошлое, по определению, уже не существует, всякое описание прошлого есть его реконструкция. Так, мы можем, должны интерпретировать следующий факт, очевидный и по своему загадочный: во все годы существования послесталинского аппарата политических репрессий в СССР в лагерях для особо опасных государственных преступников (в просторечии – политических) выходцы из Украины всегда были самой большой группой. И никогда, и в хрущевские, и в брежневские времена, не было там ни одного диссидента из Белоруссии. И Киргизии, и Казахстана, и Таджикистана… А сам всевидящий и всеслышащий аппарат КГБ был везде, в каждом районном центре, с многочисленными платными и инициативными агентами–«источниками».

Что это? Наличие здесь, в Украине какого- то особенного фермента сопротивления? Или неизвестного науке вируса непокорности? Кстати, значительная часть отбывавших наказание украинских инакомыслящих была совсем не из западных украинских земель.

Объяснить не могу. Вряд ли это смогут объяснить и самые квалифицированные этнопсихологи. Важен факт, это было. В значительной части тоталитарного СССР Пятое управление КГБ не имело серьезной работы. Развлекалось одной лишь профилактикой.

Именно это личное воспоминание позволяет мне уверенно смотреть в будущее. И там, в будущем видеть вполне европейскую Украину. Хотя далеко не все мои друзья-соузники всерьез мечтали о европейских моральных и правовых ценностях. Случались среди нас и фундаменталисты. Да и высшее университетское образование имели далеко не все. Искреннее, осознанное негативное отношение к тоталитарной власти не всегда сопровождалось высоким умом и бытовой нравственностью.

Действительно, важен факт: здесь, в этой земле, в этом воздухе присутствует фермент сопротивления злу и несправедливости. Поэтому я уверен: у нас есть явный шанс научиться жить по-европейски. Скоро ли? Не знаю.

Все начиналось совсем не политиками. Какая уж тут политика: хотеть жить по-европейски. Спокойно, уверенно жить у себя на родине. Тем более, что сам президент неоднократно убеждал: идем к Европе! И его челядь о том же говорила. Даже та, которую трудно было назвать европейцами. Обманули. Или испугались. Все мы остались в Азиопе.

На улицы вышли студенты. Умные, решительные, красивые. И – уже свободные. Так все начиналось. Искренне, ярко, честно. Без всякой привычной для нас грязной политики. Неискренней, тусклой, лживой. Я им поверил, в моей стране, наконец, выросло здоровое семя. Все было ожидаемым, своевременным. Юноши и девушки, не знающие песен о Ленине, сказок о молодогвардейцах, балета об орденоносном шахтере Стаханове.

Но… пришли политики. Ничтожные, неискренние, ленивые. Способные огрызаться, но не умеющие строить. Студенты просили: уйдите! не мешайте! уберите свои партийные стяги! Правильно просили, даже великий Никто депутат Катеринчук резво украсил протестующую площадь своими партийными знаменами. Микрофоном истории в который раз овладел невыразительный Турчинов, громогласно и протяжно, как зазывала перед боксерским поединком, требуя «активных действий». А потом пришел, восстав из общественного небытия вечный революционер Дмитрий Корчинский, никогда не скрывавший своих профессионально-террористических убеждений, но всегда тщательно скрывающий источники финансирования своей деятельности. Пришел, хорошо рассчитав время и место. И – почти получилось, если бы не внезапное вмешательство Порошенко. Рассыпалась такая блестящая спецоперация!

Давно знаю, мир не состоит из одного лишь добра. Да и честь – явление сугубо патетическое. Все знаю. И то, что специальные службы любых государств не работают в белых перчатках. Но и там, в спецслужбах, существуют правила игры, в частности, за проваленную, получившую негативный общественный резонанс операцию кто-то обязательно несет ответственность. Публично, с указанием имени. Кто понесет ответственность за операцию «Бульдозер», придуманную для изменения хода Истории в моей стране? Случайно сорванную проявившим мужество Петром Порошенко.

Да, такая вот странная последовательность событий: смешная и искренняя баба Параска в 2004-м и случайно оказавшийся у президентского дворца бесхозный бульдозер. Тревожная последовательность, на самом деле. Что ждет нас впереди, Европа? Там нас уже явно не ждут. Впрочем, никогда особенно и не ждали. Трое безответственных молодых людей, формально возглавивших протесты, в Европу нас не приведут точно.

Трудные, опасные дни. Скверные, безответственные политики не смогут всерьез отодвинуть залгавшуюся, воровитую, слабую власть. Потому что сами – ее, этой власти, порождение. Ее дети. Чечетов и Турчинов – из одного гнезда, с одинаковым прошлым. И, увы, с одинаковым будущим. С нашим общим будущим.

Кирилл ДАНИЛЬЧЕНКО
Мирослав МАРИНОВИЧ
Лиля БУДЖУРОВА
Виталий ПОРТНИКОВ
Вадим ФЕЛЬДМАН
Петро МАРУСЕНКО
Антон САВІДІ
Олена ДОНЕЦЬ