Єдність у розмаїтті

Дружественная сфера «Простору толерантності»

— Хочу поговорить о вашем образовательном центре «Простір толерантності». Вы существуете уже два года. Сделано очень много. Предполагался ли столь широкий спектр деятельности и чем собственно была вызвана к жизни именно такая форма общественной организации?

— «Простір толерантності» был создан  потому, что нам стало немного тесно только в этнической и конфессиональной сфере. Для нас всегда было важно многообразие проявлений идентичности. Например, мы всегда поддерживали ЛГБТ-сообщества. Но иногда нужно было поддержать их не только личным вкладом, но и организационно. Решать эти вопросы в рамках Конгресса национальных общин Украины было непросто, так как общее решение предполагает коллективное согласие руководящих органов. Поэтому мы решили расширить сферу нашей деятельности, разнообразив ее новыми формами образования, воспитания, правозащитной деятельности.

— Чем заполнено новое пространство, какие приоритеты вашей работы?

— По-прежнему работаем с детьми, подростками и молодежью – мы остались в этом фокусе. Но теперь наша деятельность сосредоточена не только на религиозных и этнических аспектах или вопросах исторической памяти. Нас интересует процесс развития подростков, их личностный рост. Появление переселенцев с территорий, оккупированных агрессором, стимулировало желание помогать формировать здоровую, устойчивую психическую структуру, критическое мышление, медиаграмотность и жизненные ценности – прежде всего, ценность достоинства. И проект «Истоки толерантности» стал больше работать в этом направлении, и родился новый проект – «Строим мосты вместо стен». Сейчас это мой любимый проект  «Пространства толерантности», в рамках которого мы собираем примерно равное количество детей, вынужденных покинуть родной дом, и тех ребят, у которых такой опыт, к счастью, отсутствует.

Для восстановления после травмы очень важно то, как человек осмысливает тот  опыт, который он вынес из пережитого. Как говорил Мартин Давыдович Феллер – все самое главное у тебя в голове (ин’эм кэстэлэ – на идиш). В образовательном пространстве «Мостов» мы видим возможность сопереживания детей, чьих судеб напрямую не коснулась война, и ребят, которые были вынуждены покинуть свой дом. Мы пытались сформировать у них четкое понимание не только своих желаний, но и ответственности, которую они несут за принятое решение и его осуществление. Это очень важные вопросы становления личности: «Что я должен сделать для этого, а как я могу это получить? Какой путь я должен к этому проделать?» Например, дети, которые потеряли материальные ценности, научившись оценивать свои возможности, развивать самые разные навыки, смогут определить свой жизненный путь, найти достойное применение своим силам, зарабатывать и в будущем стать средним классом. Больше всего мы сейчас работаем именно над формированием ценностного фундамента будущего среднего класса.

— Я понимаю, что события в стране повлияли на концентрацию на ребят из зоны АТО, но, тем не менее, не свидетельствует ли это о том, что методика погружения, которая составляет основу лагеря «Истоки толерантности», ее этническая и конфессиональная парадигма в какой-то момент перестала быть актуальной? Или появились другие причины?

— Мне сложно говорить об этом, потому что этот лагерь – большой и важный этап моей жизни. Но есть факты. Например, в этом году при всей нашей огромной работе с общинами – и с руководством, и с рядовыми членами – нам удалось привлечь в лагерь только одну крымскотатарскую девочку. Обычно их было 12–14. Как этот один ребенок, даже с Рустемом Скибиным, даже с двумя чудесными вожатыми, как они вчетвером могут погружать сто человек в культуру крымских татар? Знакомить они могут, а погружать нет. Уже нет того, что было в наших первых лагерях, – когда в одной комнате жили румыны, которые говорили на румынском, и мальчик из Киева, который пытался их понять или просил их говорить по-украински, тогда и возникало погружение, развивалось межкультурное общение. Это реализуется в грузинском лагере – он прекрасно работает по методике погружения.

У нас с каждым годом все меньше детей из национальных общин. Это является и следствием того, что очень много молодежи уезжает в страны своего происхождения, а сами страны делают многое, чтобы привлечь к себе ребят из диаспоры. Существует очень много бесплатных программ, в которых не участвует только ленивый. Поэтому наш лагерь, который стоит хоть и небольших, но денег, оказывается уже не таким привлекательным. Это с одной стороны, а с другой стороны – нарушилась преемственность вожатских кадров. Например, в болгарской общине среди воспитателей осталась только Аня Терзивец, в этом году руководителем спортивной программы работал ее сын Гена. Но в украинской общине 8–10 человек сотрудников двух смен, в русской – семеро. В некоторых общинах, например, в румынской, уже второй год два воспитателя и ни одного ребенка, владеющего румынским. А ведь у нас были большие румынские отряды, родители ребят принимали деятельное участие в подготовке румынского дня. В этом году у нас были румыны, которые живут в Киеве. Это такие достаточно ассимилированные дети, но, тем не менее, они участвовали и пытались что-то делать.

Для меня это говорит о том, что работать в прежнем виде мы не можем. Не получается – и общины немного не те, и по-другому работают. Я думаю, что зимой мы проведем семинар-перезагрузку, на котором наша команда будет разрабатывать перезагрузку методики.

— Мы с тобою недавно были на встрече с экспертами ЕС. Печальное зрелище. Долго обсуждались надуманные проблемы якобы существующей дискриминации и ни слова о будущем общин – молодежной политике. Вполне очевидно, что национальное движение в этом смысле переживает эпоху «застоя».

— Насколько я знаю, пару лет назад были созданы молодежные советы – был создан Молодежный совет национальных общин. Я знаю людей, которые туда вошли, но не знаю, где эти люди сейчас и чем они заняты.

— Теперь поговорим о «Мостах». Это удивительно, но в этом году недостающие деньги на проект вы собирали через социальные сети. И собрали. При этом самую значительную сумму перевел бизнесмен, прочитавший пост Мустафы Найема в Фейсбуке. Ему этот проект показался важным. Это то, о чем мы все время говорим – средний класс заинтересован в воспитании ценностей у будущего поколения страны.

— «Строим мосты вместо стен» – это проект, который я придумала в прошлом году, а вместе с коллегами мы его развивали, и он оказался очень успешным.

Мы очень тревожились о том, как дети будут себя вести, что с ними будет, не устанут ли они от такого объема впечатлений. Может, кому-то будет безумно грустно, а другой его не поймет. Или кто-то обидит кого-то словами, появившимися в нашем лексиконе в последний год. Но ничего этого не случилось, и лагерь действительно получился удачным. Думаю, это потому, что, как вспоминали дети в этом году: «Лагерь «Мосты» – это про меня».

Мне кажется, что мы интуитивно почувствовали, что сейчас как у переселенцев, так и не у переселенцев, у обычного украинского подростка, очень мало пространства, где «про него». Потому что родители, которые принимают какие-то решения: иммигрировать или нет, переселяться, зарабатывать, выживать, идти на войну или нет, заняты практическими делами и еще выживанием. Школа – это отдельная и не всегда доброжелательная к ребенку территория. Ученик для нее – это функция, маленькая пешка. Я знаю очень мало школ и мало учителей, которые ценят личность ребенка. В интернете тоже все больше и больше какой-то такой виртуальной жизни. Поэтому мы открыли для ребят пространство, которое про них и которое они сами могут создавать…

Вначале мы тоже пытались организовывать какие-то тематические дни – «День культур», «День демократии». В тоже время наша изначальная идея состояла в том, что мы будем отслеживать групповой процесс и на то, как он проходит. Например, меняли программу, если видели, что сегодня в 19.00 нет смысла делать вечернее мероприятие, потому что им нужно в их группах из пятнадцати человек больше познакомиться, а может им нужно сделать вечер со свечами, может им просто нужно выйти на улицу и прогуляться. В какой-то из дней мы поняли, что детям нужно создать пространство, чтобы они побыли наедине с собой.

В итоге, единственным из тематических мероприятий стало «самоуправление», организованное моей подругой и коллегой из Питера-Торонто-Иерусалима Олей Фогельсон. Это было наше детское правительство. И, конечно, великолепный Хэллоуин, придуманный самими ребятами как праздник самовыражения.

Президентом нашего лагеря (я сейчас подчеркиваю уникальность того, что у нас происходило) выбрали парня, который заикается. Да, он очень умный, но саркастичный, и да, заикается на каждом слове. Я думаю, что если бы это было какое-то школьное самоуправление, ну не выбрали бы такого ребенка. А произошло это потому, что мы вкладывали все наши усилия в то, чтобы самим понять и донести до детей умение выбирать и нести ответственность за принятое решение.

Мне кажется, что опыт конкретного самоуправления, приобретенный в лагере, может быть реально использован в повседневной жизни. Они научатся анализировать решения и не позволят манипулировать собой. Кроме того практические проблемы не станут для них камнем преткновения.

— Скажи, пожалуйста, как способствует налаживанию контакта с ребятами то, что воспитатели теперь уже совсем молодые люди, без намека на совковые стереотипы, имеющие собственный жизненный опыт?

— Наши сотрудники очень много путешествуют. Одна из наших воспитателей, Ира Колотило, сейчас в Китае. Она сегодня должна вернуться, и я жду, чтобы позвонить и пригласить ее работать. Только за последние 3 месяца они побывали в Великобритании, Армении, Германии, Америке. Сейчас молодежь имеет разнообразный жизненный опыт и большую мобильность, и все это они привносят в жизнь лагеря. Если раньше на семинаре идея состояла в том, что придумавший какую-то умную методику вкладывал ее в головы участников семинара, то сейчас у нас очень много горизонтальных процессов. Вот, например, в «Истоках толерантности» Сережа Койнов отказался от традиционного уже «Рока за мир» и подготовил вечер поэзии за мир. Это был один из самых чудесных вечеров в «Истоках толерантности», где поэзия сочеталась с живым музыкальным сопровождением. Дети и сотрудники читали свои стихи, а также Кортасара, Бродского и Элюара, на разных языках – крымскотатарском, ромском, греческом, немецком, английском, французском. Все это было так естественно, и я к этому не приложила никаких усилий. Вплоть до того, что в ходе вечера мне самой так захотелось прочесть любимое стихотворение Рильке, что я подошла к Сереже, и спросила, могу ли я тоже прочесть. И прочла.  А Сережа мне потом говорит: «Слушай, но ты же директор. Могла сказать, что сейчас прочтешь, а ты подошла ко мне и попросила». «Но это же твое мероприятие», – ответила я. Очень сильно горжусь именно тем, что они делают это свое дело очень качественно.

Я и мои коллеги мечтаем о создании своего ресурсного центра для детей и педагогов. Куда дети могли бы приходить после уроков и участвовать в разных мастер-классах, смотреть фильмы, общаться. Где на первом этаже были бы размещены наши выставки «Мое место» и «Разом». Где преподаватели из школ и неформального образования могли бы участвовать в семинарах и получать консультации по преподаванию толерантности, недискриминации и прав человека. Мечтаю об этом центре, как о помещении с большими окнами, с террасой, и со своим маленьким кафе (Сережа Койнов – кстати, барриста в завязке, но может быть для наших гостей на открытии Центра приготовит вкусный эспрессо).

С исполнительным директором центра «Простір толерантності» Анной Ленчовской разговаривала Татьяна Хорунжая

 

 

О будущем

Я не знаю, как долго продлится эта война. Этого не знает никто. Может так случится, что она застанет молодость и зрелые годы наших детей. Я сам родился и вырос в стране, где до сих пор идет война. Мы можем долго спорить, кто и по какой причине ее допустил, кто умышленно или по преступной халатности допускает ее продолжения, но у нас есть шанс вложить в головы будущего поколения те ценности, которые не допустят новых войн.

Вы уже знаете, что минувшее лето я провел в Ужгороде и занимался инфраструктурой запуска и обучения будущих полицейских Transcarpathianpolice. Между тем, в перерыве между рабочими буднями я успел побывать еще и в лагере для детей-переселенцев, организованном Освітнім центром «Простір толерантності» под руководством глубоко уважаемого мной Иосифа Зисельса.

Это одно из самых светлых воспоминаний последних двух месяцев.

Для организации следующего лагеря они своими силами собрали уже почти 300 тысяч гривен, им не хватает всего 89 000 (!) гривен. Я знаю, что многие из вас поставят лайк. Но простого лайка мало – сделайте над собой усилие и перешлите эти несколько десятков (сотен) тысяч гривен, которые вам позволяет ваш достаток, на нужное и важное дело. В этом лагере будет создано безопасное пространство для диалога и совместного обучения и психологического восстановления детей-переселенцев и детей, чьи родители остались в зоне АТО…

Я свой посильный взнос уже сделал, сделайте и вы. Спасибо!

P.S. За все время моей виртуальной жизни в Facebook я никогда не обращался к вам с просьбой о пожертвовании. Этим людям я доверяю.

Мустафа Найем

 

 

Свое конкурсное эссе я бы хотел начать с Эйнштейна, которым не перестаю восхищаться. Итак, однажды ему задали вопрос: «Какой самый главный вопрос может задать ученый?». Эйнштейн ответил: «Самый важный вопрос, который может задать человек, – это вопрос о том, является ли вселенная дружественной сферой?» А пояснил следующим образом: «Потому что ответ на этот вопрос определяет то, что мы будем делать со своей жизнью. Если вселенная является дружественной сферой, то мы проведем свою жизнь, строя мосты. В противном случае, люди будут тратить все свое время на то, чтобы строить стены. Решать нам».

Для себя я решил построить сначала мостик, по которому мне бы хотелось пройти в лагерь «Строим мосты, а не стены». В Европейском лагере, где я побывал этим летом, мне запомнилась атмосфера доверия. Ни разу я не почувствовал стену недопонимания, недосказанности, невосприятия другого мнения, наоборот, мы понимали друг друга, высказывали противоречивые мнения и что самое главное, успели построить мостик дружбы, который снова тянет к себе.

Часто разговаривая с отцом о новых реалиях, в которых мы оказались, выехав из родного Крыма, прихожу к выводу, что создавать намного приятнее, чем разрушать, что, если берешь – наполняешь руку, а если даешь – наполняешь сердце. Здесь и сейчас это очень важно, чтобы достойно пройти по мосту диалога с новыми людьми, которые встречаются на моем пути.

Я стараюсь творить и создавать то пространство вокруг себя, которое будет понятно каждому, кто старается не быть изолированным от мира стеной страха и недоверия… Когда ты что-то создаешь, люди вокруг начинают тебе подражать. Строить мост или стену – выбирать и решать только тебе самому!

 

Мустафа Бекиров

Кирилл ДАНИЛЬЧЕНКО
Мирослав МАРИНОВИЧ
Лиля БУДЖУРОВА
Виталий ПОРТНИКОВ
Вадим ФЕЛЬДМАН
Петро МАРУСЕНКО
Антон САВІДІ
Олена ДОНЕЦЬ