Єдність у розмаїтті

КСЕНОФОБИЯ И ЕЕ МОНИТОРИНГ: ЧТО ПРОИСХОДИТ В УКРАИНЕ?

Вячеслав ЛИХАЧЕВ

Новое исследование преступлений на почве ненависти

25 апреля в Киеве в Большом конференц-зале Национальной академии наук Украины Харьковская правозащитная группа (ХПГ) провела презентацию результатов мониторинга преступлений на почве ненависти в Украине, осуществлявшегося ХПГ при поддержке немецкого фонда «Память. Ответственность. Будущее» (EVZ). По словам руководителя ХПГ, известного правозащитника Евгения Захарова, мониторинг осуществлялся с начала 2011 года в 14 областях страны, а также в Автономной Республике Крым, Севастополе и Киеве усилиями семерых региональных координаторов.

Как знают постоянные читатели «Форума наций», я не первый год занимаюсь мониторингом проявлений ксенофобии в Украине, в первую очередь – преступлений на почве ненависти. Эта работа осуществляется в рамках программы мониторинга ксенофобии Конгресса национальных общин Украины при поддержке различных организаций. На протяжении многих лет КНГУ был единственной организацией, системно отслеживающей проявления ксенофобии в Украине. Поэтому меня очень обрадовала информация о проекте ХПГ. Возможность сотрудничества и обмена информацией с организацией, отслеживающей ситуации в регионе, открывает новые перспективы для совершенствования системы мониторинга.

К сожалению, в силу проблем технического характера, связанных с рейдерскими действиями правоохранительных органов в отношении банка, обслуживающего, в частности, счета ХПГ, издать запланированную в качестве результата проекта книгу не удалось. Однако в ходе презентации были представлены опубликованные ХПГ в виде отдельной брошюры краткие выводы исследования, озаглавленные «Анализ законодательства и практики по вопросам противодействия преступлениям на почве ненависти» (Батчаєв В., Захаров Є., Мартиненко О., Швець С. Аналіз законодавства i практики з позиції запобігання злочинам на ґрунті ненависті – Харьків, квітень 2012). Презентация, в которой приняли участие авторы исследования, эксперты в сфере ксенофобии и представители различных общественных организаций, занимающихся защитой прав представителей ЛГБТ-обществ и национальных меньшинств, мигрантов, беженцев и искателей убежища, проходила в формате круглого стола, в ходе которого выступающие обменялись мнениями по проблематике противодействия преступлениям на почве ненависти.

Евгений Захаров в своем выступлении подчеркнул, что одной из основных проблем в сфере ксенофобии в стране является отказ правоохранительных органов от адекватной квалификации преступлений на почве ненависти. Это связано как с проблемами несовершенства законодательной базы, так и с нежеланием милиции и прокуратуры пользоваться даже теми инструментами, которые существуют в действующем Уголовном кодексе. Своими мнениями относительно причин этой проблемы поделились авторы исследования Владимир Батчаев, Олег Мартыненко и Сергей Швец. Выступающие обращали внимание на неадекватное отношение к проблеме правоохранительных органов и в целом органов государственной власти, которые сами зачастую становятся источниками дискриминационных и ксенофобских действий.

Несмотря на дискуссию, возникшую между экспертами вокруг своеобразного понимания «дискриминации» авторами исследования и вызванной этим терминологической путаницы, нельзя не согласиться с приведенными выше основными выводами ХПГ.

Однако, к сожалению, внимательное ознакомление с брошюрой, содержащей результаты исследования, вызвало разочарование. Собственно, результатов исследования текст не содержит. В нем нет никакой информации, позволяющей судить, какие именно преступления на почве ненависти были предметом мониторинга – например, включал ли он вандализм и осквернение кладбищ и мемориалов. В брошюре нет ничего ни о квалифицирующих признаках, которые позволяли авторам утверждать, что то или иное преступление было совершено на почве ненависти, ни о методологии сбора информации, ни даже о том, в каких собственно регионах проводилось исследование. Более того, собственно в тексте доклада, по идее, основанного на материалах мониторинга преступлений на почве ненависти, не сдержится практически никакой информации о преступлениях на почве ненависти (хотя бы их характере и количестве), зафиксированных в ходе мониторинга. На первой же странице исследования зачем-то приводятся последовательно данные МВД обо всех преступлениях в отношении иностранцев, мои данные о преступлениях на почве ненависти, связанных с насилием, но почему-то только за 2006–2008 гг., и высказывание руководителя Африканского центра о «больше тысячи» пострадавших иностранцев. Далее подробно излагается не имеющая прямого отношения к проблеме ксенофобии милицейская статистика зафиксированных преступлений в отношении иностранцев, данные о количестве возбужденных уголовных дел по ст. 161 УК («разжигание межнациональной вражды»), и собственно все. Никаких данных, полученных в ходе мониторинга ХПГ, в исследовании, основанном на этом мониторинге, просто нет. Единственная информация мониторинга, вообще упомянутая между делом в тексте – «в 2011 г. наш мониторинг насилия в отношении иностранцев из дальнего зарубежья засвидетельствовал 35 фактов насильственных нападений». Следует ли из этого текста читателю сделать вывод, что эти нападения были совершены на почве ненависти и что эти данные и есть результат мониторинга – остается загадкой. Никаких других данных авторы исследования не смогли привести и в устном порядке в ходе презентации.

С учетом сказанного, пожалуй, бессмысленно придираться к мелким недочетам вроде постоянного апеллирования к заведомо устаревшей информации (как в случае со ссылкой на мои исследования и некоторые другие данные четырех-пятилетней давности), терминологической путаницы и довольно странной типологизации жертв преступлений на почве ненависти (к уязвимым группам наряду с ромами и евреями попали, например, наркозависимые).

Конечно, прежде, чем делать окончательные выводы, следует дождаться выхода в свет полного текста книги, основанной на исследовании ХПГ. Однако пока, к сожалению, можно констатировать, что, несмотря на важную информацию и основанные на ней рекомендации, содержащиеся в отчете ХПГ, полноценной системы мониторинга преступлений на почве ненависти в результате проекта ХПГ, результаты которого были презентованы, создано не было.

Немного статистики

Наверное, было бы неправильным после критики коллег (которые, я надеюсь, воспримут ее конструктивно) не сформулировать несколько тезисов, основанных на мониторинге проявлений ксенофобии КНГУ.

Мониторинг преступлений на почве расовой, национальной и религиозной ненависти (насильственных действий, идеологически мотивированного вандализма, разжигания межнациональной вражды в публичной сфере), а также действий органов государственной власти и правоохранительных органов, направленных на борьбу с ксенофобией, осуществляется Конгрессом национальных общин Украины с 2006 года. В рамках программы выходит ежемесячный информационный бюллетень, распространяющийся в электронном виде. Если обратить внимание на наиболее острую в этой сфере проблему преступлений на почве ненависти, связанных с насилием, то анализ информации, собранной в ходе многолетней работы, позволяет сделать ряд утверждений:

1. Данные мониторинга КНГУ свидетельствуют о серьезном масштабе проблемы насилия на почве расовой и этнической ненависти в Украине.

2. Данные мониторинга свидетельствуют об устойчивой негативной динамике в этой сфере в последние полтора года. Начиная с осени 2010 года мониторинг фиксирует устойчивый и системный рост количества расистских преступлений. По итогам 2011 года в результате насилия на почве расовой и этнической ненависти пострадало в 2,5 раза больше людей, чем в 2010 году. При этом ранее, в 2008–2010 гг., согласно результатам мониторинга, количество расистских преступлений в Украине уменьшалось.

3. Подавляющее большинство преступлений, совершенных на почве ненависти, не квалифицируются должным образом правоохранительными органами, что свидетельствует либо о недостаточной профессиональной квалификации сотрудников милиции и прокуратуры, либо о нежелании официально признавать проблему ксенофобских преступлений в стране.

4. Соответственно, у государственных органов нет сколько-нибудь соответствующей реальному положению дел официальной статистики относительно преступлений на почве ненависти, и, следовательно, в целом нет адекватного представления о масштабах проблемы.

5. Государство не проводит никакой системной работы по внедрению установок толерантного сознания в обществе, в частности среди молодежи, по пропаганде ценностей открытого общества.

6. Более того, можно утверждать, что определенные действия нынешней власти, в первую очередь в сфере миграционной политики, а также в деятельности правоохранительных органов, привели к увеличению количества преступлений на почве ненависти в последнее время.

Очевидно, что в сложившемся положении вещей органы государственной власти не в состоянии существенно повлиять на крайне негативную динамику в сфере преступлений на почве ненависти.

Необходимо подчеркнуть, что ситуация роста количества насильственных преступлений на почве ненависти создает прямые и непосредственные угрозы безопасности, здоровью и жизни многих людей в Украине. Кроме того, указанные проблемы чреваты значительным ухудшением имиджа Украины в глазах международного сообщества. В течение последних месяцев Украина неоднократно становилось объектом внимания мировых средств массовой информации в связи со скандалами, связанными с публичными проявлениями расизма – ни в одном из указанных случаев не квалифицированного адекватно и не осужденного соответствующим образом государственными и правоохранительными органами.

Особенно остро стоит эта проблема в преддверии чемпионата по футболу, который наша страна планирует принимать уже практически через месяц.

Мирослав МАРИНОВИЧ
Иосиф ЗИСЕЛЬС
Вячеслав ЛИХАЧЕВ
Олег РОСТОВЦЕВ
Віталій НАХМАНОВИЧ
Микола КНЯЖИЦЬКИЙ
Володимир КУЛИК
Виталий ПОРТНИКОВ
Олег РОСТОВЦЕВ