Єдність у розмаїтті

НУЖНО ОБЪЕДИНЯТЬ ТЕХ, КТО ГОТОВ К ДЕЙСТВИЮ

Иосиф ЗИСЕЛЬС

Встреча в Крыму бывших политзаключенных состоялась по предложению лидера крымских татар Мустафы Джемилева. Он считал, что нам важно, наконец, встретиться и обменяться мнениями о том, что происходит в наших странах. Идею Джемилева поддержали не только те, кто живет и работает на постсоветском пространстве, но и те, кто оказался на Западе: в Америке, во Франции, Англии, Армении, странах Балтии. Конечно, время изменило нас, но, пожалуй, только внешне – все остались верны принципам, объединившим в борьбе против коммунистической империи. А когда за одним столом собираются такие самодостаточные люди, общение бывает очень насыщенным и продуктивным, но, безусловно, сложным. Ведь мы раньше никогда не работали в режиме коллективного обсуждения, в 70-е или 80-е годы кто-то готовил проект протестного документа, остальные, как правило, к нему присоединялись. Потому что тогда было не до обсуждений, собраться вместе было практически невозможно.

Почему я сразу говорю об этом? Потому что в ходе встречи возникли предложения о нескольких документах, содержащих нашу оценку ситуации – о создании Крымского форума, о положении крымских татар и проблемах обустройства депортированных по национальному признаку, о положении в Украине и России. Их обсуждение оказалось очень непростым и не только потому, что всегда сложно обсуждать сразу четыре документа. Поначалу казалось, что и одного из них не сможем принять, столь разными были высказанные мнения. Несколько позже пришли к общему принципу: группа предлагает важный, прежде всего для нее, документ – мы поддерживаем после соответствующей стилистической правки. Так и было сделано, за исключением документа о ситуации в России. Александр Подрабинек в подготовленном проекте настаивал на том, что в протестном движении нельзя быть вместе с организациями, зарекомендовавшими себя как шовинистические. Он написал «националистические», но поскольку украинская и армянская делегации возражали против столь негативного контекста национализма, то все согласились на дефиницию, более соответствующую сути. Владимир Буковский именно поэтому отказался подписать документ. Я, честно говоря, также не уверен, что этот тезис правильный. Ведь когда существует общая угроза и общий враг, имеет смысл кооперироваться с группами даже противоположными по взглядам. В свое время этот принцип мы отстаивали и небезуспешно в украинском РУХе.

Я думаю, российская власть не возражала бы против отсутствия единства в протестном движении, которому мы так сочувствуем, – митингам оппозиции на Болотной и Сахарова, шествиям, получившим остроумное название «Оккупай Абай» и привлекшим так много молодежи, интеллектуалов, представителей среднего класса.

Теперь об идее Крымского форума, фактически двух форумов – одного, проводимого под эгидой ОБСЕ и посвященного положению крымских татар, и форума бывших политзаключенных и правозащитников. Это, кстати, очень важный аспект. Поначалу речь шла о том, чтобы собирались только бывшие политзаключенные. Но нам нужен не разговор самих с собой, а широкий контекст преемственности протестного движения советских диссидентов и современного правозащитного движения, накопившего за эти годы опыт и авторитет в своих странах. И я настоял, чтобы это было совместное мероприятие с правозащитниками. Такую постановку вопроса поддержали практически все, ведь на постсоветском пространстве сегодня массово нарушаются права человека, подавляются институты гражданского общества и демократические завоевания.

Мир, поборов угрозу «холодной» войны, оказался не готовым рассматривать угрозы демократии на постсоветском пространстве как серьезные, как угрозы общечеловеческим принципам и стандартам. А мы остро чувствуем, что если в наших странах не удастся отстоять демократию, то это будет реальная угроза всему миру. Поэтому не случайно в украинском документе есть обращение к тем силам на Западе, которые не променяли еще стандарты законности и прав человека на комфорт, газ и прочее, как это уже однажды случилось в Европе.

Преодолеть инертность западных правительств должны помочь общественные институции. Это наши союзники, именно они обязаны донести до своих правительств достоверную информацию о том, что происходит сегодня в постсоветских странах и чем опасен такой поворот истории для общеевропейского климата. Сегодня все мы чувствуем эту угрозу. В связи с этим я огорчен, что документ по ситуации в Украине в окончательной редакции оказался менее острым, чем подготовленный мною. Я чувствую, что эта власть не уйдет, даже если проиграет выборы, более того – она готова будет пролить кровь – цивилизованная передача власти становится невозможной.

Мы не можем преувеличивать влияние бывших политзаключенных на позицию западного мира и тем более на власти в постсоветских странах, но наш долг обратить внимание цивилизованного мира на те угрозы, которые несут опасные тенденции в политической жизни в наших странах в последние годы.

Акцентируя внимание на том, что судьба страны в руках каждого гражданина, мы в то же время понимаем, что оранжевые революции не происходят каждые десять лет. Поэтому сегодня нужно объединять тех, кто готов что-то заявить или сделать. Акции гражданского неповиновения – ответ общества власти, не желающей общественного диалога и неспособной к нему.

Расколы, существующие в обществе, в том числе и в среде крымских татар, искусственны или спровоцированы. Кто-то пытается преувеличить их, но единство народа, в частности то, что мы видели на митинге 18 мая, свидетельствует о глубокой исторической памяти и вере в победу справедливости. Именно поэтому по-прежнему актуальным является суд над преступной идеологией коммунистического тоталитаризма. Речь идет не о коммунистах, а о практике коммунизма. Все оставшееся нам на этой земле время мы должны добиваться их международного осуждения. Осуждение в резолюции ПАРЕ коммунизма и нацизма как тоталитарных режимов – решение правильное, но недостаточное. Нужен суд, аналогичный Нюрнбергскому процессу. Поэтому Крымский форум интересен, прежде всего, тем, что мы сможем приблизить час суда над коммунизмом. Выступление лидера коммунистов Симоненко в Верховной Раде свидетельствует о том, что эти путы тянут нас в прошлое. Не разобравшись с преступным прошлым и не осудив его, мы не сможем двигаться вперед. Здесь важна не только цель, важен сам процесс, потому что он привлекает общественное внимание к тому, что многие склонны забывать. Причем как у нас, так и на Западе.

Мирослав МАРИНОВИЧ
Иосиф ЗИСЕЛЬС
Вячеслав ЛИХАЧЕВ
Олег РОСТОВЦЕВ
Віталій НАХМАНОВИЧ
Микола КНЯЖИЦЬКИЙ
Володимир КУЛИК
Виталий ПОРТНИКОВ
Олег РОСТОВЦЕВ