Єдність у розмаїтті

НА КРАЮ

Днями в YouTube появился документальный фильм о том, как угольная мафия контролирует целые территории Дон­басса. Фильм снят мужественными ребятами – блогерами frankensstein та Донецкий Орк.

«Донецкая область. Поселок Северный. Территория, где в течение многих лет безраздельно правит угольная мафия, где не действуют украинские законы и Конституция. Криминаль­ный анклав, где обычные граждане бесправны. Весь поселок изрыт нелегальными шахтами, легальные закрылись около десяти лет назад. С тех пор на­селение Северного уменьши­лось почти в два раза. Кто мог – уехали, оставшиеся жители – пенсионеры или работники ко­панок. Мы приехали сюда, что­бы рассказать о том, как живет этот мрачный безнадежный уголок Донбасса». Этими сло­вами начинается фильм.

А вот что пишет в своем блоге один из его авторов – frankensstein. «Поселок Се­верный в Снежном, как это обычно бывает с шахтерскими поселками, начал умирать одновременно с местной шахтой. Еще в 2000-м году шахта Северная была отнесена к беспер­спективным, и вскоре фактически перестала добывать уголь. В настоящее время добычу ведут только многочисленные копанки, хозяевам которых и принадлежит власть в поселке. Население тут бесправно, правоохранители игнорируют свои обязанности, местная власть отмалчивается и делает вид, что ничего не происходит. Угольные дельцы без стеснения захва­тывают земельные участки, богатые залежами угля, перека­пывая местные леса, уничтожая жилые дома. Мне довелось побывать во многих уголках Донбасса, но такой откровенной диктатуры криминала я еще не встречал».

Я выросла и училась в Донбассе, там и сегодня живут мои родственники, близкие, одноклассники и однокурсники. Меня трудно удивить, но я оцепенев смотрела этот фильм. В моем родном Мариуполе – экологическая катастрофа. Теплое Азов­ское море надолго отравлено промышленными отходами, а я еще помню его приветливым и чистым, а городские рынки – заваленными всевозможной рыбой. Жители греческих сел Приазовья, которых еще недавно убеждали в преимуществах социализма имени Мороза и Бойко, остались без земельных паев, отданных в аренду агроцехам завода имени Ильича, а заодно и работы. Каждый выживает, как может. Два года назад мы с двоюродным братом решили съездить туда, где прошло наше детство, в район, где жила наша бабушка. Пе­ред тем, что мы увидели, меркнут пейзажи «Сталкера». Убита среда обитания. Архитекторы говорят – агрессивный пейзаж, у истории есть другой термин – руина. Именно такую руину по­казали молодые люди, снявшие фильм «На краю государства».

Не удивительно, что там, где рушится дом, из которого нужно бежать, рушатся семьи, отношения между людьми, ис­чезает мораль. И это не только в Донбассе. Такую же тоску и безысходность я видела прошлой осенью на Гуцульщине.

Люди уезжают из страны, и прежде всего те, кто надеется реализовать свои знания, едут и не слишком образованные, но готовые пойти на риск, искать выход из ситуации. А ведь именно они были бы движущей силой перемен, столь необ­ходимых стране. Как актуальны сегодня слова Тургенева, которые мы заучивали наизусть в школе «Как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома?» «Украина уходит от демократических ценностей под дружное молча­ние сограждан: их диагноз – политический аутизм, симптомы – потеря социальной чувствительности и отсутствие всяких надежд на прогресс, – пишет Мирослав Попович в блоге на Корреспонденте. – Все происходит как бы в молчании. Но молчание потерявших доверие, надежду на завтрашний день, наконец, любовь к родной стране – это не просто без­различие. Это – один из альтернативных путей, на который можно соскользнуть. Мы, пожалуй, уже находимся где-то на этом пути, и полезно осознать, что это – путь в никуда. И еще не поздно повернуть назад.»

Поздно или не поздно зависит от нас, равнодушно вни­мающим таким вот сентенциям от командиров «покращен­ня»: «Люди соскучились по правде, соскучились по героям, по героическим образам… им нужно героическое прошлое, и на этом героическом прошлом нужно воспитывать патриотов». Очевидно ими вдохновляется Министерство образования, ис­ключившее из программы внешнего независимого оценивания знаний школьников имена Степана Бандеры и Романа Шухе­вича (предложив взамен Щорса и пр.), и что особенно омерзи­тельно – диссидентов-шестидесятников – Евгена Сверстюка, Аллу Горскую, Ивана Дзюбу и Ивана Светличного.

Украинские интеллектуалы молчат. А ведь защищать в этом случае нужно не только тех, кто действительно соль и совесть нации. Защищать нужно достоинство, право вы­бора, свободу мысли и совести. И отмолчаться уже нельзя. Нет времени. Мы на краю.

Татьяна Хорунжая