Єдність у розмаїтті

Оружие сопротивления

Катерина РАПАЙ

Заранее предвижу те сомнения и возражения, которые может вызвать этот текст у читателей. Но готова постоять за необходимость поразмыслить на эту тему.

Очень просто и удобно жить стереотипами. Как pro, так и contra пропаганда действует на сознание множества людей именно в пользу стереотипов. В мозгу срабатывает маркер и активирует краткую цепочку готовой формулировки. Не нужно много думать: москаль – обманет; жид – оберет; лях – нападет и т.д. Сегодняшние события в Украине и за ее пределами активизируют новые мемы, и во многом трудно спорить со справедливостью некоторых. Сама склонна к эмоциональной реакции на эти самые маркеры.

НО.

Так сложился сюжет моей жизни, что я оторвалась от Украины много лет назад, но и не приросла к России. Привыкнув думать в целом об Украине, как о д р у г о й, отдельной стране, сильно изменившейся с начала 90-х, я как бы освободила себя от обязанности разбираться в подробностях. Пока не заметила в середине нулевых душок кремлевщины в изменении климата в Киеве. Увы, интуиция порой не подводит. То, что случилось со страной в 13–14-м, резко оборвало мою внутреннюю связь с Россией и одновременно вернуло меня в поле притяжения Украины.

Я не одна такая, многие оказались в том же поле. Вот так зависнув между двумя полюсами, активно гравитируя к Украине, я остаюсь все же несколько сторонним созерцателем событий. Российских с равнодушием и отвращением, украинских – с болью и любовью. И это позволяет мне видеть какие-то, с моей точки зрения, важные вещи немного пристальнее. Тут в мозгу начинает мигать тревожная лампочка «осторожно!», предупреждающая о риске поучать и навязывать.

Подчеркну, что одним из важнейших аспектов завоеванной в Украине свободы есть именно свобода выбора и проявления собственной позиции во всем, прежде всего в мышлении. Огромным преимуществом Украины есть тот факт, что она никогда не была и не может быть имперской страной. Это означает, то, что в России пышно именовалось «семьей народов», в Украине является естественной ценностью. Мы все знаем, какой исторически сложной и, порой, кровавой ценой эта семья складывалась и продолжает строиться. Вся эта история в целом и сгусток культурных основ в частности и есть достояние народа. Это одно из главных завоеваний Майдана.

Примерно три года назад я имела удивительный для меня опыт присутствия на конференции в Киево-Могилянской Академии, посвященной вопросам изучения еврейской культуры. Доклады делали молодые украинские ученые, занимающиеся идиш и литературой Украины на этом языке. Я подумала, что вот, эти юные люди сжигают старую нечистую карму страны, где веками существовал тяжелый и агрессивный антисемитизм. Антисемитизм, который я сама пережила с детства, который был одной из причин моего отъезда из Киева. Они, возможно, ничего или почти ничего не знают об этом, просто работают над тем, что их интересует. Но их свежее дыхание делает страну другой. Есть Центр иудаики, который на самом серьезном уровне накапливает и изучает историческое и культурное наследие народа, многие века живущего в украинском мире. Есть музыкальные коллективы, театры, музеи, памятники деятелям и жертвам, памятные места, которые постепенно превращаются в мемориалы. А значит – есть государственные программы, бюджеты и силы. Это возвращение к собственной истории.

Как-то в разгар самых кровавых событий на Востоке я получила от друзей из Нью-Йорка скрин исполнения украинского гимна на всех языках, населяющих страну, и очень утешалась этой записью. И да, я вижу, чувствую глубокое изменение климата.

Уродливая и бездарная идеологическая война России против Украины искалечила уже миллионы душ в своем населении. Это же действие она производит и на души украинцев. Я слышу и читаю многие мысли о том, как противоборствовать этой агрессии украинцам. Я нахожу черты контрпропаганды в украинских медиа, в законах и действиях властей. Порой эти действия неуклюжи и малоэффективны. Наиболее сильной стороной украинцев я считаю природное чувство юмора и спокойное добродушие. Люди доказывают делом, своей жизнью и смертью, что не отдадут на поругание и захват свою землю, но остаются при этом достойными и незлобивыми. Самой точной стратегией, как на мой взгляд, есть работа правды против лжи. Несуетливая, ироничная и точная.

История жизни и культуры каждого народа в Украине равно важна для осмысления проблем и для осознания богатства своей общей истории. Одним из самых действенных способов борьбы с российской ложью было бы изучение и честный анализ того вклада, который внесли этнически русские деятели культуры в ткань украинского самосознания. Известны и неоспоримы общие истоки, уходящие в Киевскую Русь, а, пожалуй, и ранее. Недостаточно просто констатировать факт Киевского происхождения культуры, как приоритета, некой форы, которую имеет Украина. Углубленная работа над источниками, направленная на отслоение крупиц правды от имперских идеологических наносов, многое дает для создания обоснованного корпуса исторических знаний об Украине древних времен и для понимания дальнейших событий. Не продуктивно просто нанизывать имя за именем в ожерелье «ими гордится страна», некритично и поверхностно. Горячечное неофитское стремление просто начертать их на скрижалях и размахивать ими, как знаменами должно естественно смениться трезвым и честным историческим подходом. Ведь мы не мечтаем о мировом величии, подобно соседу. Украина имеет достаточно славных страниц и имен. И среди них имена русских деятелей культуры, вскормленных украинским материнским молоком, либо связавших свою судьбу с нашей прекрасной страной.

Да, памятники тем, кто были палачами Украины, мы обязаны сбросить. Те же, кто составил ценность и славу страны, должны оставаться в кругу почитаемых и изучаемых. Это есть альтернативная российской, полнокровная украинская история и культура, которая встанет заслоном в войне с агрессором.

Сами этнически русские люди, работающие и сражающиеся за свободу Украины, откроют для себя много ценного и важного в этой широкой сфере. Да, украинский язык – государственный, первый среди равных. И впереди напряженная работа по воссозданию и обогащению филологического инструментария, по оживлению природных корней и сочетанию их с современной, но, украинской по сути лексикой. Но, ни один язык, бытующий в стране, не должен быть обойден вниманием и уважением. Что здесь требуется – не моя компетенция.

Государственная ли программа, общественная активность? Продуманное и обоснованное законодательство? Все средства хороши, как мне кажется.

Самые любимые мною поэты Украины – Стус, Зеров, Йогансен. Они, и почти все остальные из этого ряда были уничтожены советской властью. Украинское Возрождение было задушено московскими душегубами совместно с колаборантами в Украине. Но, их голоса по-прежнему звучат и говорят нам многое. Василь Стус, как и его предшественники, много писал о своем горячем стремлении к украинской поэзии и литературе в мировом срезе. Мы знаем, как много значили в его судьбе стихи Пастернака, Мандельштама, европейских поэтов. Он искренно страдал от душащей украинскую культуру провинциальности и узости. Он, как и многие его современники в искусстве, сам развивался и видел необходимость развития родной словесности и общей культуры в интеллектуальном контексте лучших достижений русской и мировой.

Мое детство и взросление прошло в среде художников 60-х. Я помню это дыхание мировой культурой таких высочайших мастеров, как Якутович, Гавриленко, Параджанов и многих других, кто в любви к Украине желали ей по-настоящему современной и полноценной жизни, глубоко изучая и переживая ее исторические основы. Помню, сколько талантливых и свободолюбивых людей покидали тогда Украину из-за непереносимой духоты и прямой опасности жизни и свободе и находили пристанище в России, странах Балтии, за рубежом. И как эти люди вливали свою творческую энергию в культуру этих стран. Достаточно уже делить Гоголя между Украиной и Россией; более чем понятно, что великий писатель был до корней волос украинского роду, он, как мало кто обогатил русскую словесность драгоценным «украинизмом», одинаково драгоценным и русским, и украинцам, и всему читающему миру. Напротив, следовало бы проанализировать влияние его украинского начала на русскую литературу. Уверена, тут не обойдется одним Булгаковым, который, в свою очередь, добавил в литературу украинских специй. Восхитительная природа слова Бабеля, как и прочих великих одесситов, насыщенная украинским ароматным воздухом, так же была необходимым обогащением российской литературы. Не моя задача в этом тексте проводить перечисление всех имен и подробностей. Хорошо бы, чтобы этой работой занялись такие же молодые, образованные и не предвзятые ребята, каких я видела в Могилянской Академии.

И вот еще важное для меня. Я повсюду в Киеве, и не только, вижу те или иные напоминания о воинах украинского сопротивления, что важно в эти сложные времена. Но, как ни печально, я почти не встречаю напоминаний о деятелях Расстрелянного Возрождения, о тех, кто поднимал украинский язык из засоренного быта к вершинам литературы. Мало памяти о Стусе, который почти в одиночку стоял на ледяном ветре советского безвременья и был подлинным светочем поэзии.

Не нужно забывать о тех, кто живет в России, не о приехавших на заработки, а гражданах, своей кровью связанных с Украиной. Они, возможно, не думают об этом. Но только Украина может помочь им вспомнить свое родство, почувствовать свою причастность к сегодняшней украинской жизни. Мы часто слышим от россиян, едущих сюда, опасения, что каждого говорящего по-русски здесь ждут страшные правосеки с дубинами и зеленкой. Это, конечно, смешно. Поскольку известно, как меняется отношение к стране тех, кто преодолевает свой страх и приезжает сюда. Люди в России нуждаются в неких надежных координатах правды и справедливости, веру в которые у них отняли кремлевские воры.

Не исключено, что это не первой очереди задача – то, о чем я говорю. Очевидно, что страна нуждается в общеукраинском объединении восточных и западных, очень разных и ярких традиций и культур. И делается для этого мало, не достаточно, не всегда точно. Но по мере возрастания значимости Украины в мире ее облик должен вставать во всей полноте своих исторических и культурных богатств. Здесь важно не забывать великую фразу Черчилля, который в упрек на недостаточность бюджета на культуру во время войны с фашизмом спросил у канцлера казначейства, за что же еще мы воюем, как не за нашу культуру.

 

Катерина Рапай – театральный художник, дочь знаменитой художницы-керамиста Ольги Рапай-Маркиш и Николая Рапая – выдающегося украинского скульптора.